?

Log in

No account? Create an account
детство

kalinanna in war_my

Поэт

А Поэт-то выжил. Спасибо базе за лечение и кормёжку :)
Вместо отчета, который у меня, как у игротеха, получился бы довольно куцым, вот вам стихи, бывшие в игре. Стихи эти созданы из коктейля 90% Евгения Евтушенко (угу, он самый) и 10% меня, Сергея Евтушенко :)


Последняя вспышка

Ремарк я потерял, а вы мне о вселенной,
Ремарк я потерял, а вы мне о народе.
Да на черта мне сектор, где ничего не тленно,
Да на черта народ, где рабство и в свободе.

Ремарк я потерял и потерялся сам.
Мы потеряли то, что больше федераций.
Нам нелегко теперь найтись по голосам,
То выстрел за углом, то монстров вой раздастся.

Я был немножко им, он был немножко мной.
Его не предал я, и он меня не предал.
Вселенная - друг не всегда, он был моей вселенной.
Народ - неверный друг, он был моим народом.

Последней вспышкой он сверкнул среди миров,
Идет людей с людьми бессмысленная битва,
И если мёртв Ремарк, народ мой тоже мёртв,
И если он убит - вселенная убита.

Не склеить нам всё то, чем был для нас Ремарк,
Но даже в груде звезд, зарытых без надгробья
Ремарк наш не умрет - он потому Ремарк!
И ставить крест нельзя на нем и на народе.


Ускоренный выпуск

Пора вставать... ресниц не вскинуть сонных.
Пора идти... Инструктор сам не свой.
К нам в шлюз стучится куча насекомых,
Покачивая черной головой.

Ерошит ветер зябнущую зелень,
Туманами покрыты джунгли все,
Как будто это на земле присели
Все губочники в гайской полосе.

И пусть кругом еще ночная тишь,
Заря с отливом розовым и странным
Скользит по непроснувшимся пространствам,
По кромкам наших суперпрочных крыш.

Ускоренный поток, наш ранний выпуск...
Нам не дождаться близкого утра.
Пора забыть рубашечки навыпуск,
Пора идти, взрослее быть пора.


Нерасчетный гипер

Я, корабль, что мечется столько уж лет
Между сектором Да и сектором Нет.
Мои нервы натянутся как провода
Между сектором Нет и сектором Да.

Всё мёртво, всё запугано в секторе Нет,
Он похож на обитый тоской кабинет.
По утрам натирают в нем желчью паркет,
В нём диваны из фальши, в нём стены из бед.

В нём глядит подозрительно каждый портрет,
В нём насупился замкнуто каждый предмет.
Чёрта с два ты получишь здесь добрый совет
Или, скажем, привет, или белый букет.
Ноутбуки стучат под копирку ответ:
"Нет-нет-нет...", "Нет-нет-нет...", "Нет-нет-нет..."

А когда совершенно погасится свет,
Начинают в нём риггеры мрачный балет.
Чёрта с два - хоть подохни - получишь билет,
Чтоб уехать из черного сектора Нет.

Ну а в секторе Да светит звезда.
Этот сектор без стен, он подобье гнезда,
Этот сектор без стен совсем неспроста,
Просто гиперрасчет наш - ерунда.
Вот бы туда...

Где, мыча, молоко предлагают стада
И ни в ком подозрения нет ни следа.
Если захочешь мгновенно туда...
Но не все гиперблоком владеют суда.

Есть лишь надежда, что через года,
Через пространство совсем без труда,
Неправильно вычислив "гипер" тогда
Кадеты остались в секторе Да.

Придут новички, им не так много лет.
Они существуют в секторе Нет.
Но нервы натянуты как провода,
А вдруг повезёт? А вдруг сектор Да?


Карбункул (о Достоевском-4)

Над "Достоевским" памятников нет,
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно. Мне сегодня столько лет,
Как самому ремаркскому народу.

Мне кажется: сейчас среди людей
Шагаю я по древнему Ремарку,
И жизнь моя идёт насмарку
Под гнетом лазерных лучей.

Мне кажется, что монстр - это я,
Чудовищность - моя судья.
Я за решеткой, я попал в кольцо
Затравленный, оплёванный, оболганный.
И с Гелиоса дамочки с оборками,
Визжа, зонтами тычут мне в лицо.

Мне кажется, карбункула нестойкий
Запах льется, растекаясь пополам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
И пахнут водкой с луком пополам.

Я, сапогом отброшенный, "о, братцы!" -
Напрасно я тюремщиков молю.
Под знаменем нечистых федераций
Терзают совесть, честь мою.

Ремаркский мой народ, я знаю -
ты носитель доброты.
Но часто те, чьи руки нечисты
Твоим чистейшим именем играли, как скоты.

Сюда идут? Не бойся - это гулы
Самой весны - она сюда идет.
Иди ко мне. Дай мне скорее губы.
Ломают дверь? Нет, это ледоход.

Над "Достоевским" шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно, по-судейски.
Всё молча здесь кричит, и шапку сняв,
Я чувствую, как медленно седею.

И сам я, как сплошной беззвучный крик,
Над тысячами тысяч погребенных.
Я - каждый здесь замученный старик.
Я - каждый здесь замученный ребенок.

Ничто во мне про это не забудет!
"Ремарк свободный!" - пусть здесь прогремит,
Когда навеки похоронен будет
Последний подлый антиремаркит.

Comments

Ремарк

June 2013

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com